29 de апреля de 2016

Стихи Джами

Данный каллиграфический фрагмент содержит стихи известного персидского поэта Джами (умер в 1492 году [897 году хиджры]), чье имя указано в стихе в нижней горизонтальной панели: "Джами не ищет славы". Стихи, расположенные в двух диагональных полях центральной текстовой панели, описывают мистическое единение с Аллахом: "Если ты хочешь встречи, скажи. / Если хочешь чего-то от Аллаха, скажи. / Когда мистик [то есть "охваченный экстазом"] услышал имя Господа, / Он вздохнул и растворился в Божественном, вспомнив Аллаха". Стихи написаны черными чернилами письмом насталик на листе бумаги коричневого цвета и обрамлены облакообразными полосами на золотом фоне. Незаполненное пространство, образованное пересечением диагональных полей, и внутренняя рамка иллюминированы синим, золотым и черным цветами. Текстовая панель обрамлена несколькими рамками, одна из которых, окрашенная белым и золотым, содержит стихи, записанные на отдельных полях. Внешняя темно-синяя рамка украшена белыми и красными цветами; она наклеена на больший по размеру лист розовой бумаги с орнаментом в виде золотистых цветов и с картонной подложкой. Дата и подпись на данном фрагменте отсутствуют, но, судя по всему, он был создан в XVI или XVII веке в Иране и позже помещен в муракка (альбом) каллиграфических работ.

Восхваление правителя

Данный каллиграфический фрагмент содержит персидское наат (восхваление), обращенное к правителю и описывающее его как сайя (тень) Бога на Земле. Стихотворение содержит следующие строки: "О Боже, обративший милосердный взор на Землю, / Ты подарил народу свою тень. / Поэтому как раб, ищу я твоей благодати. / О Боже, о твоя бессмертная тень". Стихи написаны черными чернилами письмом насталик и обрамлены облакообразными полосами на бежевой бумаге с золотым фоном. В правом верхнем углу располагается воззвание к "хува аль-хади" (Аллаху как наставнику), выполненное в стиле, известном как хатт ат-тадж (буквально "письмо короной"), для которого характерно переплетение букв в форме декоративных корон. Письмо хатт ат-тадж является довольно поздним каллиграфическим изобретением, обычно встречающимся в образцах, созданных в XIX и XX веках. Каллиграф подписал свою работу в левом нижнем углу текстовой панели: "фидави даргах Мухаммад Хусейн тааб намуд" (твой преданный раб Мухаммад Хусейн запечатлел это). Несмотря на отсутствие других упоминаний о нем, можно предположить, что Мухаммад Хусейн был иранским или индийским каллиграфом, работавшим на рубеже XIX и XX веков.

Иллюминированный "сарлох" (фронтиспис)

Данный двухстраничный иллюминированный фронтиспис представлял собой открывающий разворот текста, который так и не был записан. Возможно, разворот предназначался для персидской эпической поэмы, такой как "Хамсе" ("Пятерица") Низами или "Шахнаме" ("Книга о царях") Фирдоуси. Возможно также, что его предполагалось использовать для оформления вводных страниц исторического текста или экзегетического трактата. Формат разворота не подходит для записи начала Корана — обычно первую главу под названием "Аль-Фатиха" ("Открывающая") вписывали в центральный медальон. Использованный здесь стиль иллюминирования называется сарлох, что буквально означает дощечку с надписью или панель в верхней части страницы. Декоративная панель в верхней правой части листа богато украшена переплетающимися флеронами и геометрическим орнаментом в виде завитков с чередованием синего, золотого и красного цветов. Непосредственно под сарлохом помещен незаполненный золотой прямоугольный картуш, в который изначально предполагалось вписать название труда. Поля листа украшены переплетающимися листьями и цветами; благодаря их светло-розовым и синим оттенкам кажется, что композиция переливается и мерцает. Такой стиль иллюминирования, сочетающий красные и синие цвета, а также более светлые голубые и розовые оттенки, наблюдается в персидских рукописях XVIII века. По сравнению с образцами более ранних стилей иллюминирования, где широко использовался темно-синий и черный цвета, палитра этого фрагмента является более светлой и демонстрирует цветовые новшества, появившиеся в иллюминированных фронтисписах после заката династии Тимуридов.

"Бейты" (стихи) поэзии

В коллекциях Библиотеки Конгресса этот каллиграфический фрагмент является уникальным, поскольку был создан без использования чернил. В данном случае запись текста выполнена в стиле хатт-и накхани (ногтевая каллиграфия), который заключается в нанесении рельефных отпечатков на одноцветный (обычно белый) лист бумаги ногтем или металлической иглой. Несмотря на отсутствие подробных сведений об этом бесчернильном каллиграфическом методе, несколько подписанных и датированных образцов, хранящихся в коллекциях разных стран (например, в Нью-Йоркской публичной библиотеке, Историческом музее Берна в Швейцарии, Библиотеке дворца Голестан в Тегеране) доказывают широкое распространение хатт-и накхани в Персии (Иране) в XIX веке. В 1849–1851 годах каллиграф Али Акбар Дарвиш создал по меньшей мере три таких альбома для правителя династии Каджаров Насреддина-шаха (годы правления 1848–1896 гг.), и даже дочь правителя Фетх Али-шаха из династии Каджаров (годы правления 1797–1834 гг.), Факхр-и Джахан, владела этой техникой и составила альбом из десяти "ногтевых" рисунков и каллиграфических работ. Эта Каджарская техника, которая может быть связана с распространением литографии и печатных машин, не предполагает использование таких традиционных инструментов, как калям и чернила, а отдает предпочтение абстрактному и экспериментальному подходу к каллиграфическому искусству. Данный образец хатт-и накхани, выполненный письмом насталик, включает один бейт (стих) поэзии во второй и четвертой строках, соотносящийся с двумя так бейтами (одиночными стихами) в первой и третьей строках. Почти неразборчивые стихи повествуют о скитальческой жизни. Во второй и четвертой строках говорится: "(Ибо) друг обвязал веревку вокруг моей шеи / И влачит меня, куда захочет." В первой и третьей строках говорится: "Он выбирает, куда мне идти: / Иногда моим домом становится кааба, а иногда — монастырь".

В ловушке любви

Данный каллиграфический фрагмент включает несколько поэтических строф, расположенных по диагонали, по горизонтали и по вертикали на отдельных панелях бежевой и золотистой бумаги. Две горизонтальные панели золотого цвета, расположенные сверху и снизу, содержат следующие бейты (стихи): "Твое тело, что скрыто под (твоей) рубашкой, / Оно одно, и нет ему подобных, и как оно прекрасно!" Обращаясь к символике арабского выражения, провозглашающего единство Бога ("Аллах один, и нет у него сотоварища"), автор описывает в стихотворении божественную красоту своей возлюбленной. В главной текстовой панели помещено рубаи (четверостишие), написанное по диагонали крупными черными буквами письмом насталик. В нем описывается униженное положение человека, охваченного любовной страстью: "Ты пронеслась верхом, поймав в петлю мои сердце и тело, / Ты разрубила разума веревку и разбудила лошадиный пыл, / Я прятал слезы в глубине одежды, (и) вдруг ты рядом пронеслась в дурмане (любви), / И я почувствовал позор, ведь так мокра была моя одежда и так чиста одежда сотни прочих". В золотистой закладке, расположенной в левом нижнем углу главной текстовой панели, стоит подпись некоего Мухйи, сообщающего о том, что текст записал он, и просящего прощения за свои грехи. Этим человеком может быть либо Мухйи ад-Дин аль-Хурасани, либо Мавлана Мухйи, творческая деятельность которого имела место около 1550–1600 годов. Таким образом, данный фрагмент, вероятно, являлся частью муракка (альбома) каллиграфических работ, выполненных в Иране в период правления династии Сефевидов.

Стихи Баба Тахира

Данный каллиграфический фрагмент содержит как прозаические, так и стихотворные отрывки. Стихи персидского поэта XI века Баба Тахира, записанные в центральной синей панели, описывают его беспомощность и незначительность: "Я — тот муравей, которого давит ступня, / Не та пчела, от жала которой страдают". Снизу и сверху центральной панели записаны другие персидские стихи, а левое вертикальное поле содержит искусную дуа (молитву в прозе) с пожеланиями королю процветания и счастья. Текст написан черными чернилами письмом насталик на разноцветных листах бумаги, украшенных золотистыми узорами, вырезанных по-отдельности и склеенных в одну композицию. Треугольные области, образованные пересечением диагональных строк с текстом, оставлены незаполненными, а прямоугольные рамки иллюминированы синим и золотым цветами. Вся текстовая панель наклеена на больший по размеру лист кремовой бумаги, украшенный золотыми вкраплениями, с картонной подложкой. Дата и подпись на данном фрагменте отсутствуют, но, судя по всему, он был создан в XVI или XVII веке в Иране и позже помещен в муракка (альбом) каллиграфических работ.