Антология Хакима Рокна Масихи

Этот диван (сборник поэтических произведений, обычно одного автора, на арабском или персидском языке) персидских стихов, написанных врачом и поэтом Хакимом Рокна Масихи, датируется 1638 годом. Хаким — почетное прозвище мудреца или врача. Имя Масихи (христианин), встречающееся в разных частях рукописи, было литературным псевдонимом автора. Предполагается, что автор диктовал стихи своему каллиграфу. Рукопись содержит четыре раздела: квазиды (оды), газалы (лирические поэмы), рубаи (четверостишия) и мукатта (поэтические фрагменты). Первые две страницы каждого раздела представляют собой золотое поле с узором в виде белых облаков, в которых написаны стихи. В начале каждого раздела помещена разноцветная миниатюра с цветочным орнаментом, заглавия написаны белыми буквами на золотом фоне, текст на странице разделен на две части вертикальной полосой с цветным узором. Каждая страница обрамлена золотой полосой с внешней синей окантовкой. В колофоне указано, что рукопись была закончена 18-го числа месяца Шавваль 1047 года хиджры в городе Дар аль-Муминин Кашане в каллиграфическом стиле насталик шекасте. Переплет сверху обтянут черной кожей, а внутри — красной. Крышки украшены тиснением с журавлями снаружи и тиснением с сине-золотым орнаментом внутри. Рукопись была подарена библиотеке Харьковского университета в 1904 г. Б. Г.  Филоновым, бывшим воспитанником юридического факультета Харьковского университета, первым председателем правления Харьковской публичной библиотеки (современная Харьковская государственная научная библиотека имени В. Г. Короленко), известным харьковским коллекционером и меценатом.

Беат Лиебанский. Кодекс Фернандо I и Доньи Санчи

Около 776 г. монах по имени Беат, который, возможно, был аббатом монастыря Санто-Торибио-де-Льебана, написал труд под названием "Comentarios al Apocalipsis" ("Толкование к Апокалипсису"), пользовавшийся необыкновенным успехом в последующие пять веков. Благодаря огромной эрудиции Беат объединил и суммировал в этом тексте множество комментариев, касающихся апокалипсиса и принадлежавших таким авторам, как Святой Иериней Лионский, Святой Георгий Великий, Святой Исидор Севильский и ученый IV века Тиконий. Жанр апокалиптической литературы появился в еврейской традиции во II веке до н. э. и никогда не исчезал. Подобно своим современникам, одержимый неизбежным концом света, который согласно расчетам за шесть веков должен был наступить в 800 г. (838 г. по испанскому летоисчислению), Беат написал этот труд в назидание монахам. Он подчеркнул, что за последними ужасными катастрофами, провозглашенными Святым Иоанном Евангелистом, добро восторжествует над злом. Подлинная рукопись, которая с большой вероятностью была иллюминирована, не сохранилась. Несмотря на то, что страшная дата прошла и конец света не наступил, экземпляры труда Беата продолжали переписываться в монастырях на севере полуострова (только одна дошедшая до нас рукопись была написана за рубежом). Затем наступил внушающий страх 1000 г. и другие пугающие даты, поэтому текст, связанный с определенным циклом иллюстраций, продолжал интересовать читателей. Тридцать пять экземпляров рукописи, датируемых IX—XIII веками, дошли до наших дней. Благодаря семантической связи эти рукописи называются beato, и 26 из них иллюминированы. Два экземпляра хранятся в Национальной библиотеке Испании. Здесь представлен один из наиболее красивых экземпляров, "Кодекс Vitr/14/2", заказанный королем Леона и Кастилии Фернандо I и королевой Санча, и, возможно, созданный Факундо в Сан-Исидоро-де-Леон. Представленные в нем 98 миниатюр, наделенные удивительной выразительностью, располагаются в основном на цветных горизонтальных полосах в уникальном и легко узнаваемом стиле, сочетающем романский стиль с различными мосарабскими и северо-африканскими влияниями. Среди них выделяются "Четыре всадника", вид небесного Иерусалима, семиглавый змей и разрушение Вавилона. Рукопись, принадлежавшая маркизу Мондехарскому в конце XVII века, была конфискована Филиппом V вместе с оставшейся частью библиотеки во время войны за испанское наследство.

Этимология

"Etymologiae" ("Этимология") представляет собой наиболее известную работу Святого Исидора Севильского (около 560—636 гг.), ученого и богослова, считающегося последним из великих отцов латинской церкви. Ее название происходит от метода обучения, который основывается на объяснении происхождения и значения каждого слова, связанного с темой. Святой Исидор опирался на множество различных источников в попытке обобщить все древние знания и сохранить их для потомков. Благодаря своей известности работа повсеместно переписывалась и распространялась, оставаясь популярной даже в эпоху Возрождения. Для средневековых ученых "Etymologiae" была непревзойденным источником информации. Эта важная рукопись, выполненная готическим письмом в стиле толедо-севильской школы, первоначально появилась из Толедского собора. Она содержит заметки и арабские эквиваленты некоторых латинских слов. Несколько листов составлены из кусков пергамента и содержат небрежные рисунки. Рукопись также содержит карту мира с арабскими надписями (на оборотной стороне листа 116) и цветные геометрические фигуры с названиями, подписями, инициалами и заглавными буквами красного и зеленого цвета.

Игра с огнем. Оперетта в трех действиях

Франсиско Асенхо Барбьери (1823—1894 гг.) представляет собой одну из самых известных фигур в истории испанской музыки. Он был композитором, музыковедом, дирижером и библиофилом. Основные музыкальные фонды Национальной библиотеки Испании состоят из собственной библиотеки Барбьери, которую он завещал этому учреждению. Дар Барбьери является одним из важнейших источников информации по истории испанской музыки. Национальная библиотека также приобрела в 1999 г. личный архив Барбьери, в том числе авторские партитуры. Отношения между Барбьери и национальной библиотекой начались с церемонии закладки первого камня здания, для которой он написал в 1866 г. торжественный марш. Премьера zarzuela (сарсуэлы, испанской комической оперетты) "Jugar con fuego" ("Игра с огнем") состоялась 6 октября 1851 г. в Театро дель Сирко в Мадриде и имела большой успех на протяжении 17 вечеров. С момента премьеры и до 1860 г. этa сарсуэла выдержала наибольшее число представлений в Испании. Работа установила стандарты жанра и положила начало zarzuela grande (большой сарсуэле, сарсуэле в двух и более действиях). "Jugar con fuego" неоднократно адаптировалась, включая аранжировки и записи всей работы или наиболее популярных частей для фортепиано или для голоса и фортепиано, и даже для гитары и некоторых камерных ансамблей. Данное произведение, созданное в том же году, представляет собой работу в двух форматах: полная рукописная партитура, содержащая посвящение герцогу Осуна, написанное рукой Барбьери, и мадридское издание для голоса и фортепиано 12-го номера сарсуэлы. Это ария для баритона и хора: "Quien mé socorre!" В издание 1851 г. включено либретто Вентура де ла Вега, драматурга, преподавателя литературы королевы Изабеллы II и директора Мадридской консерватории. Запись для голоса и фортепиано "Jugar con fuego" была предметом судебной тяжбы между Барбьери и одним из наиболее влиятельных музыкальных издателей того времени Касимиро Мартином, который опубликовал один из экземпляров без разрешения автора. Барбьери не мог защищать свои права, поскольку не зарегистрировал работу в этом формате в реестре объектов интеллектуальной собственности.

Семь партид

Эта иллюминированная рукопись "Siete partidas" ("Семь партид"), написанная на пергаменте готическим письмом, датируется XIII—XV вв. Этот кодекс важен по нескольким причинам. Он был написан в одном скриптории (кроме первой партиды, которая была добавлена в XV веке) и содержит все партиды с орнаментом и библиографические данные, которые проливают свет на их происхождение. Свод правовых норм, начало которому положил Альфонсо X, был дополнен последующими реформами и представляет собой наиболее широко известную систему права. Испания руководствовалась им начиная со Средневековья и до наших дней, а его влияние распространилось на право в некоторых бывших испанских колониях. Эти нормы вводились в действие, начиная со времен правления Альфонсо XI и кортесов в Алькале-де-Энарес в 1348 г., когда "Партиды" упоминаются как свод правовых норм. Рукопись разделена на семь частей — по одной для каждой партиды. В ней представлены общий указатель (некачественно сделан для второй партиды) и оглавление в начале каждой партиды с названиями законов; последние отсутствуют в пятой и седьмой партидах. В первой партиде рассматривается каноническое право; во второй — право пэров, в том числе права королей и вельмож; в третьей — процессуальное право и отправление правосудия; в четвертой — гражданское право, в частности, брачное право и человеческие отношения; в пятой — торговое право; в шестой — наследственное и имущественное право; в седьмой — уголовное право. В целом, свод правовых норм регулирует все социальные отношения. Рукопись иллюминирована украшенными уголками и миниатюрами в начале каждой партиды, иллюстрирующими рассматриваемую тему. Например, в начале первой партиды Папа представляет короля Спасителю (лицевая сторона листа 6); во второй партиде изображены король и его рыцари (лицевая сторона листа 106); в третьей партиде король, восседающий на своем троне, вершит правосудие (лицевая сторона листа 191); в четвертой партиде показана сцена крещения Иисуса Христа (лицевая сторона листа 294); в пятой партиде король как верховный представитель правосудия заключает договор с несколькими людьми (лицевая сторона листа 331); в шестой партиде умирающий человек диктует свое завещание (лицевая сторона листа 379); в седьмой партиде представлено изображение турнира (лицевая сторона листа 415). Несколько заглавных букв украшено полированным золотым декором и различными цветами, среди которых преобладают синий и красный тона, и у некоторых из них есть изящные завитки. Красный цвет используется в названиях и заголовках. Первоначально рукопись принадлежала Альваро де Зунига, первому герцогу Аревало, верховному судье королевства, который был женат на Элеоноре Пиментель. Подтверждением тому является герб, украшающий титульный лист и переплет. Позже рукопись перешла в библиотеку католических королей, о чем свидетельствует изысканный бархатный футляр. Переплет выполнен в мавританско-готическом стиле из тисненой кожи на дереве. На внутренней стороне обложки изображен герб Зунига-Пиментель. Богато украшенная обложка впоследствии была защищена королевским домом с помощью синего бархатного футляра, украшенного мавританской эмалью серебряного цвета. Цветочные и геральдические мотивы преобладают на четырех застежках, двух инициалах "Y" (Изабелла) и "F" (Фердинанд) и двух наборах стрел.

Композитор и наставник: трактат о теории и практике музыки

Педро (Пьетро) Чероне (1566—1625 гг.) родился в Бергамо, Италия. Выучившись на музыканта, певчего и священника в Италии, он паломником отправился в Испанию в Сантьяго-де-Компостела около 1593 г. Год спустя, проживая в Мадриде в полной нищете, он попал под покровительство Сантьяго Гратии (Кабальеро де Грасия), в музыкальной академии которого получил работу. Вероятнее всего, благодаря Кабальеро де Грасия он смог служить певчим в королевской капелле Филиппа II и позже Филиппа III. Около 1603—1605 гг. он вернулся в Неаполь и в 1610 г. поступил на службу в капеллу нового вице-короля Неаполя, графа Лемуса, Педро Фернандеса Кастро. Именно в Неаполе он опубликовал в 1609 г. трактат о о грегорианском хорале и в 1613 г. "El melopeo y maestro", книгу на испанском языке, написанную практически полностью в Мадриде. Название, возможно, происходит от латинских слов "melopeia", означающего искусство создания мелодий, и "маэстро", употребляемого в значении выдающегося учителя музыки. "El Melopeo" представляет собой энциклопедический труд, состоящий из 849 глав на 1160 листах. Как указано в названии, в работе "приводится подробное описание того, что необходимо знать, чтобы стать безупречным музыкантом". Во вступлении Чероне дает рекомендации относительно этического и социального поведения музыканта. Затем он рассматривает грегорианский хорал, ритмический распев, музыкальный диалог и сочинение музыкального произведения. Он сравнивает обучение и знания о музыке в Испании и Италии, выделяя испанские недостатки, и представляет наиболее подробный перечень инструментов, используемых в Испании. Книга получила широкое распространение и являлась важным справочником для испанских музыкальных теоретиков XVII и XVIII веков. Осужденный в XIX веке за консерватизм, труд сегодня признан ценным источником информации об испанской музыке того времени.

Книга о Калисто и Мелибее и старой сводне Селестине

"La Celestina", без сомнения, является одним из величайших произведений испанской литературы. Предполагается, что было напечатано более 200 экземпляров первых изданий, хотя до наших дней сохранилось менее половины из них. Работа начиналась Фернандо де Рохасом (умер в 1541 г.) как комедия в 16 действиях, но впоследствии превратилась в трагикомедию, состоящую из 21 действия, которая и стала наиболее популярной версией. Помимо публикаций на территории Испании, испанский текст был напечатан в Лиссабоне, Риме, Венеции, Милане и Антверпене. Ранние переводы на итальянский, французский, немецкий, английский и голландский языки свидетельствуют о большой популярности данного труда. Издание с красивыми иллюстрациями, опубликованное севильским печатником Кромбергером примерно в 1518—1520 гг., является третьим из выпущенной им серии изданий и единственным, имеющим название "Libro de Calixto y Melibea y de la puta vieja Celestina" ("Книга о Калисто и Мелибее и старой сводне Селестине") вместо классического "Tragicomedia de Calisto y Melibea" ("Трагикомедия о Калисто и Мелибее"). Наиболее интересной чертой печати Кромбергера является использование неизменных ксилографических изображений во всех своих изданиях "La Celestina", которые, вероятнее всего, были получены с одних и тех же оттисков. Они встречаются в начале каждого действия и бывают двух видов: широкие прямоугольные гравюры, представляющие эпизоды, и еще одна серия несвязанных гравюр, на которых изображены персонажи, деревья и здания. Такие персонажи доверенныx слуг станут характерной чертой испанских крупноформатных газет в XIX веке. Данная книга представляет собой библиографическую редкость, так как она является единственным сохранившимся экземпляром этого издания.

Дополнение королевы Изабеллы Католической к завещанию, оформленное в Медина-дель-Кампо 23 ноября 1504 г.

23 ноября 1504 г., за три дня до смерти, королева Испании Изабелла подписала в Медина-дель-Кампо дополнение к своему завещанию, заверенное тем же нотариусом, Гаспаром де Грисио, в присутствии пяти из семи свидетелей, находившихся при подписании ее завещания 12 октября. В завещании королева обратилась к фундаментальным аспектам правления католических монархов. В дополнении, помимо подтверждения своего завещания, она затронула вопросы, напрямую связанные с управлением полуостровом, и проявила обеспокоенность испанской политикой в Америке, определив основы "Свода законов для королевства Индий" (кодекса, выпущенного королевской властью, управлявшей испанскими владениями в Америке и на Филиппинах). В последнем разделе завещания королева выразила желание, чтобы оригинал дополнения был отправлен в монастырь Девы Марии Гваделупской, расположенный в регионе Эстремадура в центральной Испании, но оно не было исполнено. Известно, что в период между 1543—1545 гг. завещание было передано в замок Симанкас, который вскоре после этого стал испанским королевским архивом. Дополнение, которое странным образом отделилось от завещания, перешло в коллекции Королевской библиотеки и стало частью сборника, из которого оно было изъято в 1881 г. Дополнение начинается с краткого обращения к Богу и подтверждает то, что было выражено в завещании. Далее следуют 16 разделов основного текста дополнения и подпись королевы с остатками королевской печати. Документ завершают заявление нотариуса, подписи и печати пяти свидетелей. Написанное изысканным классическим стилем на трех листах пергамента, дополнение, в обложке из дополнительного листа, вероятно, внешне выглядело так же, как и завещание.

Севильская Библия

"Biblia hispalense" ("Севильская Библия"), также известная как "Кодекс Толетанус", представляет собой рукопись первой половины X века, написанную на латинском языке строчными буквами вестготским письмом не менее чем четырьмя переписчиками. Названия также представлены на иврите, на полях имеются заметки на арабском языке. Рукопись состоит из брошюр по восемь листов в каждой, при этом текст на пергаменте располагается в трех столбцах, состоящих из 63—65 строк. В нее включены тексты Ветхого и Нового Завета со вступлением, прологом и комментариями Святого Иеронима, Святого Исидора и других. Несмотря на чисто христианский формат и содержание, арабское влияние мавританского завоевания Аль-Андалуса прослеживается в орнаменте и двойной арке в форме подковы с декоративными мотивами в виде цветов и листьев, типичными для исламского искусства. Рукопись содержит символы евангелистов, Святого Луки и Святого Иоанна, а также имеются рисунки пророков Михея, Наума и Захарии и некоторые инициалы с изображением рыб и птиц. Некоторые заглавные буквы и заголовки написаны синими и красными чернилами. Рукопись носит следы времени, особенно на первых страницах. Сохранилась частичная арабская нумерация XV и XVI веков, а также полная нумерация XVIII века. На последних страницах содержится фрагмент латинского глоссария из другого кодекса. В примечании на оборотной стороне листа 375 говорится, что Сервандо из Севильи дал книгу своему другу епископу Кордобы, который в 988 г. передал ее церкви Святой Марии в Севилье. Она попала в Национальную библиотеку Испании с другими материалами из Толедского собора в 1869 г.

Искусство создания механических башенных, комнатных и карманных часов

Предполагают, что испанский францисканец Мануэль дель Рио был профессиональным часовщиком, вероятно, освоившим это ремесло в Порту, Португалия, вместе с Томасом Луисом де Саа. Дель Рио был членом братства францисканцев в Сантьяго, где и издал в 1759 г. книгу "Arte de los reloxes de ruedas" ("Искусство создания механических часов"). Работа была переиздана в 1789 г. в Мадриде учеником дель Рио Рамоном Дюраном. Это издание представлено здесь. В прологе говорится, что одной из причин, подтолкнувших автора к написанию книги, было отсутствие руководств по данному предмету. В действительности, во второй половине XVIII века на испанском языке были изданы две другие книги об изготовлении часов. Уникальность работы дель Рио заключается в том, что он первым описал церковные часы и привел инструкции по их изготовлению. Расцвет деятельности дель Рио протекал в благоприятной культурной среде, созданной королем Карлом III, который поддерживал обучение ремеслам и художественным промыслам и издательство научно-технических трудов. Методы правления короля также привели к созданию таких центров, как Королевская школа часового дела в 1771 г. и Королевская часовая фабрика в 1788 г. К тому времени механические часы были уже настолько широко распространены, что возникла потребность в руководствах для их владельцев, которые бы позволили им содержать их в исправности и корректировать измерение времени. В работе видны многие черты, характерные для книг XVIII в., предназначенных для распространения практических знаний. В ней также представлены гравюры инструментов, механизмов и других предметов, сгруппированные для пояснения их работы. Иллюстрации выполнены Сиприано Маре, гравером, который работал и над другими важными научно-популярными трудами. Книга хорошо организована и содержит раздел вопросов и ответов в первом томе, алфавитный предметный указатель и глоссарий — во втором, что отражает ее дидактическое назначение.