15 de августа de 2012

Самаркандские древности. Ишрат-хана, развалины летнего дворца Тамерлана. Боковой фасад (южный)

Эта фотография мавзолея Ишрат-хана в Самарканде (Узбекистан) содержится в археологической части "Туркестанского альбома". Шеститомное фотографическое исследование было проведено в 1871—1872 гг. под руководством генерала Константина П. фон Кауфмана, первого генерал-губернатора (1867—1882 гг.) Туркестана, как называли территорию Центральной Азии, принадлежавшую Российской империи. В альбоме уделяется особое внимание исламскому архитектурному наследию Самарканда. В подписи под этой фотографией сообщается, что Ишрат-Хана ("дом радости") являлся летним дворцом Тимура (Тамерлана), и, согласно последним исследованиям таковым и было назначение этого строения. На основе общепринятых исследований, однако, сделано заключение, что оно было построено в 1464 г. (вероятно, по приказу Хабиб Султан Бегум, жены Абу Саида) в качестве мавзолея для женщин и детей из династии Тимуридов. Его конструкция придерживается крестообразного плана, характерного для мавзолеев того периода. Несмотря на то что внутренняя часть имеет низкий купол, внешний купол возведен на необычайно высоком барабане, украшенном геометрическими узорами, сформированными рельефом формованного кирпича. Кирпичные формы были заполнены многоцветной фаянсовой мозаикой. Главный фасад и его арка айван (сводчатый зал с одним открытым концом, окруженный с трех сторон стенами) также демонстрируют искусную керамическую работу, а купол покрыт лазурной плиткой. Невзирая на то, что строение было заброшено и претерпело серьезный ущерб от землетрясений, Ишрат-Хана сохранил свою необычайную монументальность.

Самаркандские древности. Ишрат-хана, развалины летнего дворца Тамерлана. Главный фасад (западный)

Эта впечатляющая фотография мавзолея Ишрат-хана в Самарканде (Узбекистан) содержится в археологической части "Туркестанского альбома". Шеститомное фотографическое исследование было проведено в 1871—1872 гг. под руководством генерала Константина П. фон Кауфмана, первого генерал-губернатора (1867—1882 гг.) Туркестана, как называли территорию Центральной Азии, принадлежавшую Российской империи. В альбоме уделяется особое внимание исламскому архитектурному наследию Самарканда. В подписи под этой фотографией сообщается, что Ишрат-Хана ("дом радости") являлся летним дворцом Тимура (Тамерлана), и, согласно последним исследованиям таковым и было назначение этого строения. На основе общепринятых исследований, однако, сделано заключение, что оно было построено в 1464 г. (вероятно, по приказу Хабиб Султан Бегум, жены Абу Саида) в качестве мавзолея для женщин и детей из династии Тимуридов. Его конструкция придерживается крестообразного плана, характерного для мавзолеев того периода. На фотографии изображены главный фасад и его арка айван (сводчатый зал с одним открытым концом, окруженный с трех сторон стенами), изначально украшенные многоцветной керамикой с геометрическими и ботаническими узорами. За аркой возвышается центральное строение, чей купол был возведен на высоком барабане, украшенном геометрическими узорами, образованными формованным кирпичом. По обе стороны мавзолея расположены двухэтажные вспомогательные строения. Невзирая на то, что строение было заброшено и претерпело серьезный ущерб от землетрясений, Ишрат-Хана сохранил свою необычайную монументальность.

Самаркандские древности. Курган в окрестностях Самарканда. Местность Кафир Мури

Эта фотография развалин крепости-кургана в Кафир Мури, недалеко от Самарканда (Узбекистан), содержится в археологической части "Туркестанского альбома". Шеститомное фотографическое исследование было проведено в 1871—1872 гг. под руководством генерала Константина П. фон Кауфмана, первого генерал-губернатора (1867—1882 гг.) Туркестана, как называли территорию Центральной Азии, принадлежавшую Российской империи. В альбоме уделяется особое внимание архитектурному наследию Самарканда. В окрестностях Самарканда существует целый ряд подобных крепостей, предположительно построенных согдийскими королями до арабского завоевания на рубеже VIII века. Они не только охраняли подходы к Самарканду, или Мараканде, как его тогда называли, они также защищали караваны Великого шелкового пути, направлявшиеся из Китая. Разрушенные стены возвышаются на окружающими равнинами, которые в древние времена обильно орошались. Влажная земля, в свою очередь, обеспечивала достаточный запас строительного материала, используемого в технологии, известной как пахса (утрамбованная земля), в основе которой лежало сжатие влажной земли, смешанной с глиной и гравием, в прочные блоки. В качестве верхней части на это основание могли быть добавлены саманные кирпичные постройки. Эти крепости в большинстве случаев были разграблены арабами, и значительная часть их стен была разрушена эрозией. Фигура человека, стоящего на вершине кургана, дает некоторое представление о ее масштабе.

Проблески разума аль-Маридини в разъяснении трактата аль-Ясамина

В этой рукописи представлен изысканный экземпляр работы, автором которой был один из наиболее плодовитых авторов второй половины XV века в области математики и смежных предметов — Бадр аль-Дин Мухаммед ибн Мухаммед ибн аль-Газал, более известный как Сибт аль-Маридини ("сын дочери аль-Маридини") по имени своего знаменитого предка по материнской линии, который тоже был математиком. Труд "Lum‘a al-Māridīnīyya" представляет собой обширный комментарий в прозе к знаменитой поэме об алгебре, написанной магрибским математиком аль-Ясамином примерно в последнем десятилетии XII века. В данном экземпляре произведения поэтические строфы выделены красными чернилами. Эта особенность позволяет читателю с легкостью отличить текст поэмы аль-Ясамина от комментариев к ней. Сибт аль-Маридини, который в то время работал в качестве muwaqqit (хранителя времени) в мечети Аль-Азхар в Каире, отобрал группу строф и составил их подробный анализ. Трактат начинается с определения известных в то время основ алгебры (числа, корня и последовательности чисел), а затем переходит к описанию шести канонических уравнений, которые уже были определены аль-Хорезми в IX веке. Поэму и комментарий к ней завершает объяснение таких алгебраических действий как восстановление, сравнение, умножение и деление одночленов.

Проблески разума аль-Маридини в разъяснении трактата аль-Ясамина

Математическая традиция, процветавшая в Северной Африке и Андалузии в Средние века, после первой половины XIII века не подверглась упадку, в который пришли, согласно утверждениям многих ученых, другие науки. Данная работа служит подтверждением этой точки зрения. Рукопись представляет собой изысканный экземпляр математического текста, автором которого был Бадр аль-Дин Мухаммед ибн Мухаммед ибн аль-Газал, более известный как Сибт аль-Маридини ("сын дочери аль-Маридини") по имени своего знаменитого деда по материнской линии, который тоже был математиком. Математические знания Сибт аль-Маридини, которые он приобрел за долгие годы учебы и работы в качестве muwaqqit (хранителя времени) в мечети Аль-Азхар в Каире, применяются в этом труде к строфам математической поэмы конца XII века, написанной магрибским математиком аль-Ясамином. Переписчик рукописи провел четкое графическое разграничение между текстом поэмы аль-Ясамина и комментарием аль-Маридини: строфы поэмы выделены красными чернилами, в комментарии, изложенном на 11 листах, даются определения известных в то время основ алгебры (числа, корня и последовательности чисел), описываются шесть канонических уравнений, которые уже были определены аль-Хорезми в IX веке, а также объясняются такие алгебраические действия как восстановление, сравнение, умножение и деление одночленов.

Проблески разума аль-Маридини в разъяснении трактата аль-Ясамина

Математическая поэма XII века, известная как "al-Yāsamīnīyya fī ‘ilm al-Jabr" ("Поэма аль-Ясамина о вычислениях"), названная по имени ее автора аль-Ясамина, является одним из наиболее читаемых и комментируемых математических текстов своего времени. Ее строфы многократно переписывались, как в самостоятельной форме, так и в составе больших комментариев, вплоть до XX века. В этой рукописи представлен созданный в начале XX века экземпляр комментария XV века к труду "Yāsamīnīyya". Автором комментария является Бадр аль-Дин Мухаммед ибн Мухаммед ибн аль-Газал, более известный как Сибт аль-Маридини ("сын дочери аль-Маридини") по имени своего знаменитого деда по материнской линии, который тоже был математиком. Вполне вероятно, что Сибт аль-Маридини, работавший в последние годы XV века в качестве muwaqqit (хранителя времени) в мечети Аль-Азхар в Каире, составил текст комментария в образовательных целях. В комментарии даются определения известных в то время основ алгебры (числа, корня и последовательности чисел), описываются шесть канонических уравнений, которые уже были определены аль-Хорезми в IX веке, а также объясняются такие алгебраические действия как восстановление, сравнение, умножение и деление одночленов. В комментарии разъясняется и расширяется содержание строф первоначальной поэмы.