11 de августа de 2011

Сура "Люди" и молитва-Дуа

Верхняя строка данного фрагмента содержит два последних стиха финальной суры (главы) корана "Surat al-Nas" ("Люди"). Эта сура призывает обратиться к Богу в поисках убежища от сатаны, который, как аль-джинн (духи), искушает сердца людей, склоняя их ко злу (116:5–6). Стихи в верхней части листа разделены двумя знаками обозначения стиха в форме золотых дисков с пятью синими точками по краям. Сразу за последним стихом следует состоящая из пяти строк молитва, прославляющая Аллаха, пророка Мухаммеда и всех пророков, или аль-мурсилин (посланцев), Ислама. Текст этой завершающей дуа (стереотипной молитвы) продолжается в форме иллюминированных полос на оборотной стороне листа. Молитва написана изысканным крупным турецким письмом насх поочередно золотыми и синими чернилами. Эта молитва, произносимая по завершении чтения корана, восхваляет Аллаха как всеслышащего и всезнающего. Она является продолжением неиллюминированного текста из пяти строк, начатого на лицевой стороне листа, и служит достойным завершением Священной книги. В некоторых случаях иллюминированные завершающие молитвы, написанные в прямоугольных полосах, как представленный здесь образец, предваряют четырехстраничный трактат о практиковании фаль (гадания) с использованием букв корана. Хотя сохранился только один иллюминированный лист, первоначально он должен был составлять часть двухстраничного иллюминированного текста молитвы дуа. Такая компоновка типична для коранов времен иранской шахской династии Сефевидов, начиная со второй половины 16-го века, а также для коранов на османско-турецком языке того же периода.

Коран эпохи Сефевидов (2:11-27)

Данный фрагмент содержит стихи 11–21 второй суры (главы) корана "al-Baqarah" ("Корова"), продолжающиеся стихами 21–27 на оборотной стороне листа. Сура "Al-Baqarah" ("Корова") следует непосредственно после вступительной суры "al-Fatihah" ("Открывающая книгу") и является самой длинной сурой корана, состоящей из 286 стихов. Свое название она получила благодаря содержащейся в стихах 2:67–71 притче о Мусе и корове, в которой говорится о том, что не следует искать оправдания неповиновению. В этой суре, имеющей раннее мединское происхождение, особое значение придается вере и личной благонадежности. Приведенные на этом листе десять стихов предостерегают от последствий духовной неискренности и лицемерия. Стиль каллиграфии и иллюминирования данного фрагмента типичны для времен иранской шахской династии Сефевидов (1501–1722 гг.). В юго-западном городе Шираз во второй половине 16-го века было изготовлено множество коранов, предназначенных для вывоза, которые содержали сходные декоративные элементы. Такими элементами являются нанесенные золотой краской цветы и лозы, обведенные по контуру красным и темно-пурпурным цветом, и каллиграфические надписи, обрамленные полосами с золотыми пятнами и с оранжевыми и синими цветами. Богатый декор полей позволяет выделить этот лист как один из первых листов второй главы корана. Последующие страницы, такие как оборотная сторона данного листа, не будут содержать таких богатых орнаментов на полях. Рукопись написана письмом райхани, который является одним из шести стилей рукописного письма, разработанных великим каллиграфом Ибн аль-Баввабом, умершим в 423 г. хиджры (1032 г. н.э.). Этот стиль более всего похож на стили насх и мухаккак, хотя он тоньше и мельче. Он использовался для написания текстов, удобочитаемость которых была необходимым условием, в частности, коранов или, в османской традиции, других благочестивых произведений, таких как "Du'a-namah", или молитвенников.

Бисмиллах и стих корана (81:1-14)

В данный фрагмент корана входит бисмиллах ("Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного") и стихи 1–14 суры (главы) 81 "al-Takwir" ("Погружение во мрак"). Эти стихи содержат некоторые наиболее выразительные описания Судного дня и связанных с ним катастрофических природных явлений. Солнце погаснет, звезды упадут с неба, горы исчезнут, океаны закипят и разгорится яркое пламя. Души придут на суд, дела людей будут взвешены, и "каждая душа познает, что она творила из добра или зла" (81:14). Этот фрагмент свидетельствует об интересе коллекционера к сохранению только стихов 81:1–14, содержащих полную эсхатологическую картину. Ни заголовок суры, ни ее последующие стихи, посвященные другой теме, не сохранились. Письмо выполнено коричневыми чернилами на многослойном листе исходного бежевого цвета, с многоцветными рамками и грубовато наклеенной сине-пурпурной окантовкой. Для текста использовано письмо райхани, рукописный стиль, чаще всего ассоциируемый с мастером-каллиграфом Йакутом аль-Мустасими (ум. в 1298 г.) и коранами, созданными в Иране в 13-ом и 14-ом веках. Это письмо сходно с другими рукописными стилями, особенно, с насхом и мухаккаком. В отличие от этих стилей, он обладает меньшей глубиной закругления подстрочных элементов, буквы более угловаты и наклонены влево. Диакритические знаки выполнены более тонким пером, чем буквы; как видно на этом фрагменте, эти знаки намного мельче, тоньше и имеют более светлый оттенок коричневого цвета по сравнению с буквами основных строк. Стихи разделены знаками обозначения аята (стиха) в форме простых кругов, закрашенных золотой краской и обведенных темно-коричневыми чернилами. Над стихами нанесены разнообразные облегчающие чтение знаки, большинство из которых выполнено красными чернилами. В третьей строке имеются другие знаки, выполненные бледно-синими чернилами, которые указывают на продление звука "а" и на добавление буквы к укороченному слову "души". Эти добавленные знаки показывают, что фрагмент использовался на протяжении веков.

Стихи корана (107-109, 110-112)

На лицевой стороне этого фрагмента корана написаны суры (главы) 107–109: "al-Ma'un" ("Милостыня"), "al-Kawthar" ("Изобилие") и "al-Kafirun" ("Неверные"). Последние главы корана имеют мекканское происхождение и довольно коротки, так что на одной странице может уместиться несколько глав. Они говорят об искренней набожности и истинном поклонении, а также предостерегают от гонений на людей другой веры. Заголовки глав написаны письмом сулюс. Верхний заголовок суры "al-Ma'un" ("Милостыня") выполнен белыми чернилами, а не золотом, и обведен черными чернилами. В заголовке указано, что это мекканская сура, состоящая из семи стихов. Как и другие заголовки, он написан поверх выполненного золотом орнамента из переплетающихся цветов и лоз на красно-синем фоне. Знаки обозначения стихов выполнены в форме золотых розеток с красной серединой и с двенадцатью лепестками, по контуру которых нанесены черные, синие и красные точки. Прямоугольная синяя с золотом рамка вокруг текста слегка выцвела. На оборотной стороне фрагмента содержатся суры 110–112 "al-Nasr" ("Помощь"), "al-Masad" ("Пальмовые волокна") и "al-Ikhlas" ("Очищение веры"), в которых говорится о помощи, дарованной Аллахом, о бессердечии во вред себе и об Аллахе, едином и вечном. Сура "al-Ikhlas" ("Очищение веры") размещена в нижней части листа. Ее заголовок выполнен крупными буквами письмом сулюс белыми чернилами, в нем указано, что сура состоит из четырех стихов и была ниспослана в Мекке. Как и два других заголовка, размещенных на этой странице, название написано поверх выполненного золотом орнамента из переплетающихся цветов и лоз на красно-синем фоне. Два других заголовка написаны золотом и обведены черным. Стихи написаны каллиграфическим письмом масахиф, рукописным шрифтом, более мелким и менее плотным, чем мухаккак. В его названии, которое означает "рукописи" или "тома", отражено его обычное применение – копирование корана. Масахиф и другие жирные рукописные шрифты, такие как насх и мухаккак, типичны для коранов, созданных в Египте в 14-ом–15-ом веках.

Стихи корана (4: 94-100, 100-105)

Этот фрагмент содержит стихи 94–100 четвертой суры (главы) корана "al-Nisa'" ("Женщины"). Эта сура посвящена социальным проблемам, встающим перед мусульманской общиной, и необходимости установления закона и порядка путем урегулирования жизни общины. В суре перечислены жизненные правила, касающиеся, в основном, женщин, сирот, наследования, брака и семейных отношений. Именно в этих стихах содержится совет покидать места, враждебные к исламу, и восхваление верующих, хранящих свою веру в чужих краях. На оборотной стороне фрагмента написаны стихи 100–105 из той же суры, посвященные обязанностям верующего во время войны и говорящие о бдительности, с которой следует совершать молитву в такие времена. Эти стихи написаны на коричневой бумаге письмом, известным как восточное куфическое. В период с 10-го по 13-ый века куфическое письмо в восточных исламских странах (Ираке и Персии) претерпело ряд изменений, которые отделили его от западных аналогов. Многие буквы этого письма вытянуты по вертикали, имеют заостренные углы и небольшой наклон, благодаря которому письмо также называется "наклонным куфическим". Удлинение букв совпало по времени с началом написания коранов вертикального формата (в отличие от прямоугольного формата, использовавшегося для более ранних и некоторых западных куфических коранов) и изменением материала для записи с тонкого пергамента на бумагу. Кораны, написанные восточным куфическим письмом, как данный фрагмент, как правило, были выполнены на коричневой бумаге средней плотности. Многие кораны, написанные восточным куфическим письмом, как и данный образец, содержат полную систему записи гласных звуков, которую изобрел живший в восьмом веке ученый-филолог аль-Халиль ибн Ахмад, разработавший стандарт орфографии арабского языка, действовавший многие века. В отличие от более ранних куфических коранов, на смену круглым точкам, обозначающим гласные, пришли диагональные линии. На данном листе знаки обозначения стихов почти незаметны: они имеют форму маленьких красных окружностей и, вероятно, были добавлены позднее.

Поэтические строфы на арабском и персидском языках неизвестного автора

На этом фрагменте представлены восьмистишие на арабском языке в центральном панно и поэтические строфы на персидском языке в небольших прямоугольных вставках, расположенных вокруг центрального панно на светло-голубом фоне. В стихотворении на арабском говорится о возможности Мухаммеда заступиться за своих верующих в Судный день. Это своего рода хвала или просьба, обращенная к Пророку, которая встречается в ряде других каллиграфических панно, которые вывешивали для всеобщего обозрения или вставляли в альбомы по каллиграфии. Стихи на арабском и персидском языках написаны письмом насталик, также известным как талик (в Турции) и фарси (в арабских странах). Термин "насталик", полученный объединением слов "насх" (наклонный) и "талик" (висящий), обозначает сочетание двух шрифтов, которое предположительно было изобретено в 14-ом веке персидским каллиграфом Мир-Али Табризи. Этот фрагмент, возможно, был создан в Персии в 16-ом веке. Центральная часть каллиграфического панно оформлена на коричневой бумаге, присыпанной мелкой золотой пылью, с пятью почти квадратными лепестками сусального золота. Каллиграфические строки разделены золотыми линиями в черном обрамлении, которые образуют прямоугольные рамки для стихов на арабском языке. Вокруг центрального панно нанесена розовая рамка с цветочным орнаментом, выполненным золотом, и светло-бирюзовая кайма, на которой размещены 28 вставок со стихами на персидском языке, обрамленных узором из золотых вьющихся ветвей. Эти каллиграфические панно наклеены на желтовато-коричневую многослойную бумагу, украшенную нарисованными золотом цветами, птицами и растениями.